Опыт применения методов ассоциативной цветотерапии в семейном консультировании

(с) Татьяна Ходжаева

Статья опубликована в сборнике статей Международной научно - практической конференции НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И РАЗРАБОТКИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ (25 ноября 2016 г., г. Пермь). В 7 ч. Ч.6.


 

Одной из проблем, с которой супруги приходят к семейному консультанту довольно часто является взаимное недопонимание, неумение понять потребности партнера и, как следствие, конфликты и непрекращающиеся стрессовые состояния.

Подобные отношения отлично характеризуются шуточным высказыванием «причинять добро».

Обобщенный запрос, с которым такие пары, как правило, приходят к консультанту, можно сформулировать приблизительно так: «помогите разобраться, что мы делаем не так, почему мы любим друг друга, но причиняем боль?». Таким образом, перед консультантом ставится задача продемонстрировать супругам возможные различия в их восприятии мира, показать, что то, что для одного кажется благом, другим может восприниматься как издевательство.

 

В работе с подобными ситуациями хорошо зарекомендовала себя следующая схема:

1) Первичная консультация с супругами, выслушивание обеих сторон в присутствии друг друга.

2) Индивидуальные консультации с каждым из партнеров с целью выявления семейных сценариев и детских травм.

3) Повторная совместная консультация с донесением до партнёров их сценариев, механизмов их реализации, которые и служат причинами конфликтов. Далее возможна терапевтическая работа, выработка ситуационных компромиссов и так далее.

 

Во многих случаях бывает достаточно этих трех встреч, чтобы запустить механизм семейной саморегуляции и вывести семью из острого состояния кризиса. Но для этого необходимо разговорить обоих супругов, получить информацию не только от того, кто был инициатором похода к психологу. На это может потребоваться время и несколько встреч. Однако не каждая семья готова к нескольким продолжительным сессиям. Причины могут лежать как в психологической сфере, так и просто быть связанными с материальным положением, так как не все могу себе позволить несколько консультаций. Всё чаще звучит просьба «что-нибудь сделать» за одну-две консультации.

 Как разговорить того, кто не хочет общаться? 

Вторая проблема в решении подобных вопросов – неумение говорить о своих проблемах, а также нежелание говорить о своем прошлом. Обе этих проблемы решают различные ассоциативные арт- терапевтические методики: переключая основное внимание клиента на какую- либо творческую деятельность, терапевт снимает его тревожность, а клиент в диалоге с терапевтом сам приходит к ответам на свои вопросы.

 

Из всех подобных методик для себя я выделила работу с цветными карандашами и картинками для раскрашивания. Напряжение клиента снимается практически сразу, как только он видит набор карандашей.

 

Когда я просила описать людей, что они чувствовали, когда увидели карандаши, ответами были: «радость», «восторг», «воодушевление», «что-то детское». И действительно, у клиентов загораются глаза и всё внимание переключается на яркие карандаши. Далее, обсуждая эмоциональные состояния клиента, его ассоциативные связи с тем или иным цветом мы легко выходим на обсуждение детско- родительских отношений, как правило клиент не испытывает стеснения в обсуждении каких-либо детских воспоминаний.

Это происходит более мягко и ненавязчиво, чем при классической беседе.

Применительно к семейному консультированию эта методика позволяет моментально усадить обиженных супругов за один стол и даёт им нейтральное поле для беседы, в ходе которой вскрываются различия в их эмоциональном переживании тех или иных событий. Это позволяет наглядно показать партнёрам, что другой человек действительно может воспринимать мир отличным образом. Так же как один и тот же цвет ассоциируется с различными переживаниями у разных людей.

 

Приведу пример из практики. Супруги, 10 лет брака. Жена в попытках «пробудить былую страсть» начала ярко сексуально одеваться, чем вызвала ещё большее непонимание со стороны супруга. Инициатором похода на консультаци является жена. На первом же диагностическом занятии, разбирая цветовые ассоциации открыли следующее. Ярко-красный цвет у супруги ассоциировался со страстью, жизнью и энергией (абстрактными понятиями, не связанными с конкретными яркими переживаниями, а, скорее, навязанными культурным контекстом), а у мужа – с красным платьем, в котором была его мать, когда уходила из семьи (яркое детское травмирующее событие). Когда жена одевалась в красное, ярко красила ногти, надевала красное бельё, это делалось для привлечения внимания мужа.

 

Мужа напротив, это раздражало, хотя и не было понятно, по какой причине: «Смотрю: жена-красавица, но бесит страшно». Естественно, ведь детское воспоминание, хоть не глубоко, но вытеснено, не вспоминается ежедневно, но подсознание реагирует на красный, как на опасность, порождает страх снова быть брошенным (тем более, что его возраст как раз приближался к возрасту отца, когда от них ушла мать). Всю эту историю удалось раскрутить, когда в качестве ассоциации на ярко-красный цвет супруга сказала – «страсть», а муж – «катастрофа». В дальнейшем, с помощью арт-терапевтических занятий удалось «примирить» мужа с красным цветом и опосредованно избавиться от обиды на мать и страха быть брошенным.

 

Конечно, глубинные причины конфликта не в красном цвете. Но цвета окружают нас повсюду, и это отличная «зацепка» для разговора и дальнейшей работы.

 (с) Татьяна Ходжаева

Опубликовано в сборнике: http://aeterna-ufa.ru/sbornik/NK-155-6.pdf